Можно ли популяризовать химию?

Zur deutschsprachigen Version des Interviews: Kann man Chemie popularisieren?

Иван Охапкин, выпускающий редактор журнала «New Scientist» о грязной работе, чистом отдыхе, умных полимерах и дилетантах в научной журналистике.

Одно из ваших хобби – это экологический туризм. Химия и экологический туризм – это грязная работа и чистый отдых?

Я − химик. Химия − действительно грязная работа. В этом, конечно, ее минусы. Сейчас есть направление в химии, где люди стараются организовывать свою работу более чисто. В нашей стране это только начинается. В частности, это работа с так называемыми сверхкритическими растворителями.

В вашем докладе «Наука для всех: путь из лаборатории к массовому читателю» 5 марта 2012 г. в Немецком культурном центре им. Гёте в Москве вы сказали, что глобальное потепление – это не особенно признанная в России теория.

Я хочу подчеркнуть, я в своем докладе говорил не про саму теорию глобального потепления, а про то, как она подается в иностранных СМИ. Это подается с надрывом, это подается с эмоциями. Возможно, это такой стиль зарубежной журналистики, но для нас это не совсем подходящий стиль. Мы стараемся сделать эти статьи читабельными и хотим, чтобы люди знали, что такие проблемы существуют. Я считаю, стоит больше давать читателям самим решать, так это или нет. То есть давать больше объективной информации.

Вашей специализацией были полимеры?

Полимеры – это, говоря простым языком, пластмассы, пластики. Почти любой предмет, с которым мы сталкиваемся в повседневной жизни состоит из полимеров. Одежда, автомобили, пластиковая посуда. Но сейчас в мире большой интерес не к этим конструкционным полимерам, а к полимерам так называемым умным, функциональным, которые имеют определенные свойства. Эффект памяти или эффект потемнения, если на них посветить, или эффект помутнения, если на них полить кислотой. Из них делают покрытия для таблеток, например, которые должны растворится не в желудке, а в кишечнике, покрытия для нанокапсул, которые должны доходить прямо до целевых клеток и там разрушаться.

Химию часто считают сложной наукой. Имеются ли определенные стратегии или сценарии ее популяризации, визуализации химических законов, новых открытий?

Действительно, химию популяризовать сложнее, чем физику, например. Это связано именно с формулами, с большим количеством названий веществ. Если для физики мы можем найти эквивалентные обыденные обозначения, то в случае с химией, по моему опыту, это сложно, и нужны очень наглядные процессы, реакции, о которых можно рассказать. Поэтому мы говорим о химии, которая используется в наших электронных устройствах. Мы говорим о химии, которая очень наглядна. Есть такое понятие, как автоколебательные реакции – это реакция, которая сначала прошла в одном направлении, а потом почему-то пошла в другом. Есть еще примеры, связанные с молекулярной биологией. Она немного проще в объяснении, потому что там все формулы складываются в объекты, которые можно визуализировать, показать схематически.

Как объяснить читателю сложные научные темы?

Для этого существует не так уж много средств: упрощение текстов и инфографика. Инфографика – это когда большая часть текста перелагается в картинки. Если честно, для меня инфографика не является пояснением. Как читатель научно-популярного журнала, я не стал бы разбираться в инфографике, для меня легче прочесть текст. Я люблю тексты больше, чем картинки. Для меня картинки – это средство разбавить текст, ослабить давление на зрение. Человек идет по тексту, вдруг попадается картинка. Это пауза, отдых. Инфографика в особенно сложных случаях может помочь. Как редактор, как член редакции, я ставлю инфографику, потому что считается, что она помогает.

Недавно вышел новый исторический журнал «Дилетант», который вызвал много споров о том, кто должен заниматься историей. Дилетанты, заинтересованные люди или действительно только историки? Насколько такой спор дилетантов и профессионалов существует и в вашем издании?

Нужны и дилетанты и профессионалы. Потому что дилетант может увидеть то, что иногда не видит профессионал. А профессионал должен проверять дилетанта на то, чтобы он не нанес ущерба репутации журнала, ущерба репутации ученого. Дилетант – это всегда свежий взгляд на вещи. Он может быть неправильный, но он всегда свежий. И пусть в 90 процентах случаев дилетант ошибается и пишет неправильно, профессионал должен его поправить. Но в 10 процентах профессионал скажет:«О! Это − свежая мысль! Это надо развить!». Это обычное дело и в науке, и в любом деле, когда приходит дилетант и говорит, давайте сделаем это, а ему отвечают, что это невозможно. А дилетант делает. Без этого невозможно развитие.

Иван Охапкин (род. в 1981 г.), выпускающий редактор ежемесячного научно-популярного журнала «New Scientist» (русская версия). Окончил Химический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. Имеет ученую степень кандидата химических наук. Занимался научными исследованиями в области полимеров в Институте элементоорганических соединений имени А.Н. Несмеянова РАН, на Физическом факультете МГУ и в Университете г. Ульма (Германия), имеет публикации в журналах Nano Letters, Advances in Polymer Science, Langmuir, Macromolecules. В научной журналистике с 2009 года. Владеет английским и французским языками. Увлечения: спорт (футбол, баскетбол, большой теннис), художественная литература, экотуризм по России.

Вопросы задавал Андреас Фертиг.

Copyright: Goethe-Institut Russland
Online-Magazin «Deutschland und Russland»
Май 2012

Впервые опубликовано на сайте журнала «Германия и Россия»
http://www.goethe.de/Russland/Zhurnal

Goethe-Institut Russland Logo

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *